Матери и жены осужденных

Содержание
  1. Матери И Жены Осужденных По Ст 228
  2. Мвд создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля
  3. Помилование как жест гуманизма и всепрощения главы государства
  4. Амнистию для осуждённых по ст
  5. Как жене осужденного по ст 228 1 ч 5 на 10 лет строгого режима добиться смягчения наказания
  6. Пожалуйста, подарите народу широкую амнистию 2015! Письма матерей
  7. Текст обращения о применении амнистии по 228-м статьям
  8. Матери и жены заключенных нуждаются в поддержке
  9. У тюремных стен – только женщины
  10. Социальная изоляция – в нагрузку к горю
  11. Семьи заменяет государство
  12. Девять рассказов. «Прямая линия» для матерей и жен невинно осужденных
  13. Анна Шмелева, супруга Александра Ионова, дело 1-8/2021, Химкинский городской суд
  14. Марина Антонова, мать Карины Поздняковой, дело 353307, Черемушкинский суд Москвы
  15. Галина Артюх, мать Александра Артюха, дело 700497, Нагатинский суд Москвы
  16. Виктория Авдеева, мать Михаила Авдеева, дело 1-150/2015, Савеловский суд Москвы
  17. Мария Соловьева, жена Евгения Соловьева, дело 297083, Троицкий суд Москвы
  18. Ася Исаева, мать Тимирлана Цацаева, дело 163100, Никулинский суд Москвы
  19. Раиса Кера, дело 1-742/2021, Зюзинский суд Москвы
  20. Марина Тихонова, мать Павла Тихонова, дело 42723, Химкинский городской суд
  21. «Любовь на зоне»: заключенные рассказали, как строят отношения с женщинами
  22. Брак – пропуск к свиданьям
  23. Любовь как лотерея

Матери И Жены Осужденных По Ст 228

Матери и жены осужденных

  1. информация об адресате (Президенту РФ, ФИО) и о просителе;
  2. введение с описанием личности осужденного, причиной лишения его свободы, дата его осуждения и срок фактического отбытия наказания;
  3. прошение о помиловании (нужно указать доводы, по которым осужденного следует помиловать);
  4. список приложенных документов;
  5. дата и подпись просителя.

Материнское прошение о помиловании осужденного. Ходатайство матери с просьбой помиловать ее сына составляется на имя президента государства, однако рассматривает его специально созданная комиссия. В каждом городе Российской Федерации есть своя комиссия по рассмотрению подобных прошений.

Приоритет при рассмотрении будет иметь то ходатайство матери, которое подкреплено и прошением самого осужденного с убеждением его искреннего раскаяния в осуществленном преступлении.

Мвд создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

3. Тяжелое заболевание осужденного или его родственников — выписка из амбулаторной карты из поликлиники по месту жительства; — справка из органов соц. защиты о наличии инвалидности (если есть); — заключение лечащего врача о возможности существенного ухудшения здоровья при отбывании наказания в районах крайнего севера.

Мой муж, ________________________ (ФИО полностью), ____________(дата рождения), уроженец __________________ (место рождения), ранее проживавший по адресу: _________________________, был осужден ___________________ (наименование суда) по ст. …….. УК РФ к ……. годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК ……….. режима.

Помилование как жест гуманизма и всепрощения главы государства

  • административная структура конкретного учреждения пенитенциарной системы;
  • уголовно-исполнительная инспекция, курирующая место изоляции или обитания осужденного;
  • комиссия, состоящая из наиболее уважаемых и безупречных граждан конкретного административного образования, формирующая заключение о допустимости помилования по каждому полученному ходатайству;
  • руководитель местной администрации, переправляющий прошение напрямую в аппарат Президента РФ;
  • Президент России.
  1. Конституцией РФ в ст. 50, 71 и 89.
  2. Ст. 85 УК РФ.
  3. Уголовно-исполнительным кодексом (ст. 176).
  4. Указом Президента РФ «О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации».
  5. Положением о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании в РФ.

Амнистию для осуждённых по ст

Чиновниками уже разрабатывают или разработают для них программы адаптации, социализации? Вряд ли! Именно сейчас стоит освободить впервые осуждённых, не склонных сегодня к насилию и реальным преступлениям людей.

Пора положить конец этому, граждане России — это не статистические единицы Федеральной службы исполнения наказаний! Необходимо принятие срочных мер по изменению (совершенствованию) законодательства в сфере противодействия незаконному распространению наркотических средств. Репрессивная наркополитика не снижает уровня употребления наркотиков в стране, наркозависимым нужна поддержка и реабилитация, а не тюрьма.

Как жене осужденного по ст 228 1 ч 5 на 10 лет строгого режима добиться смягчения наказания

Это всё смягчающие обстоятельства. Их должен был учесть суд первой инстанции. Если не учёл — основание для обжалования приговора. Может быть при этих условиях для назначения наказания ниже низшего предела по правилам ст. 64 УК, но для того, чтобы определиться нужно читать приговор и дело.

Человека посадили на 10лет строгий режим, какие справки собрать жене чтобы его быстрее отпустили или смягчили наказание, когда подавать на исправительные работы? Так же как и на Удо отсидев 3/4? В Сизо он отбыл уже год и месяц, сколько осталось сидеть говорят что в Сизо день за два идет. У него болезни гепатит С, хронический гломерулонефрит, нефротический синдром. У него есть не совершенно летний ребёнок. Повлияет на суд справка о том, что матери сложно поднимать ребёнка и нужен отец? Только она тоже по делу проходила ей дали ст 82.

Пожалуйста, подарите народу широкую амнистию 2015! Письма матерей

Михаил Александрович! Чем измерить горе матери, отправляющей своего ребенка в тюрьму?! Не убийцу, не насильника, не вора, не экономического преступника, нажившего миллионы … Кто бы мог собрать такую статистику: сколько женщин заболело серьезными заболеваниями, узнав о предъявленном обвинении, участвуя в судебных процессах, отправляя своего ребенка, совсем еще недавно успешного парня, создавшего семью, имеющего работу, в тюрьму (есть сердечно-сосудистые заболевания, онкозаболевания, нервные заболевания и т. д.) За что так жестоко наказаны мы, матери? За то, что воспитали доверчивыми своих детей или за то, что доверились сами нечистоплотным адвокатам, за то, что НЕ смогли доказать невиновность в более тяжелой части статьи вмененной следствием вследствие обвинительного уклона судов не спорящих со следствием, отклонение ходатайств защиты, все доводы которой, считаются попыткой уйти от ответственности; за то, что наши дети осуждены через провокации правоохранительных органов, направленных на улучшение показателей своей работы, а не реальной борьбой с наркотиками? Разве в этом только наша вина? Что ответить на вопрос сына: «Чем я опасен обществу, если я осознал свою ошибку? Почему такой большой срок? Ведь я не наркобарон?»

Хочется привести мнение Я.И. Гилинского — одного из самых известных криминологов в современной России-, высказанное 18.10.2014: «. если сажать — то на как можно более короткие сроки, пока не наступили необратимые изменения психики. В Германии, Швеции 80 % лишённых свободы — срок до двух лет. «. http://www.the-village.ru/village/city/city-news/167415-kriminolog

Текст обращения о применении амнистии по 228-м статьям

Источник: https://lawyer32.ru/zemelnyj-uchastok/materi-i-zheny-osuzhdennyh-po-st-228

Матери и жены заключенных нуждаются в поддержке

Матери и жены осужденных

Семьи, чьи близкие родственники отбывают наказание в местах лишения свободы, оказываются под двойным давлением.

С одной стороны, это тяжелая ноша заботы о заключенных родственниках, а с другой – автоматическая стигматизация со стороны общества.

Как матери, жены и подруги заключенных проживают эти трудности, рассказывает новая книга авторского коллектива Центра молодежных исследований (ЦМИ) НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге и исследователей из Университета Оксфорда.

Монография, выпущенная издательством «Алетейя» (Санкт-Петербург, 2015) «Около тюрьмы: идентичность и повседневность родственниц заключенных», является продолжением книги «До и после тюрьмы: женские истории» (под ред. Е. Омельченко, 2012).

Исследователи * рассказывают о том, как родственники заключенных переживают свою идентичность, каким образом справляются с бедой и какой вклад вносят в функционирование пенитенциарной системы.

Один из аспектов, на котором акцентируют авторы книги, заключается в том, что общество и государство, по сути, не только оставляют жен и матерей один на один со свалившимися на них проблемами, но и усиливают давление со своей стороны.

Кроме того, в монографию включены интервью с родственницами сидельцев – истории, наглядно демонстрирующие жизнь женщин, оказавшихся в очереди на свидания у тюремных стен.

В дополнение в книге представлена попытка описать так называемый феномен «заочниц», – молодых женщин, которые по собственному желанию знакомятся и вступают в отношения (переписка, звонки, свидания) с отбывающими срок мужчинами.

Монография основана на результатах качественного исследования. Эмпирическая база – 30 глубинных, биографических и 10 экспертных интервью. Проект выполнен в рамках программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2012-2014 гг. География исследований – Санкт-Петербург, Москва, Ульяновск, Саратов.

«Исследования тюремной системы – это на самом деле исследование самой жизни. Тюрьма – это не что-то совершенно чужеродное, не другая планета, не остров. Социологи не стараются обвинять или оправдывать, искать справедливость и несправедливость. Наша задача – показать повседневный жизненный опыт тех, кто оказался один на один с этой системой», – рассказала Елена Омельченко.

У тюремных стен – только женщины

На начало 2014 года в России в колониях для взрослых содержалось 674,1 тысяч человек. Однако, как отмечают исследователи, людей вовлеченных и находящихся под влиянием этой системы, намного больше. Это, прежде всего, родственники заключенных, страдающие от социальной и экономической маргинализации.

Авторы акцентируют на преобладании женщин среди тех, кто оказывается непосредственно вовлеченными во все то, что относится к отбыванию срока на зоне.

«Судя по нашим исследованиям и наблюдениям, именно женщины численно преобладают у стен колоний в дни посещения, и остаются среди тех, кто поддерживает заключенных», – пишет Елена Омельченко. В основном, это матери, жены и подруги осужденных.

Мужчины, по наблюдениям исследователей, чаще дистанцируются от заключенных родственников, особенно если это женщины.

Количество отбывающих наказание женщин по статистике намного меньше. По состоянию на начало февраля 2014 года в 730 исправительных колониях отбывало наказание 557,7 тысяч человек, из них 45,3 тысячи женщины. Однако помощь таким женщинам оказывают в основном матери либо подруги по зоне, освободившиеся раньше.

Мужья, по большей части, как отмечают исследователи, предпочитают разводиться с женами, оказавшимися в заключении. «То, что вокруг женских колоний в основном матери, связано с особой стигмой осужденных женщин, которые окружаются стеной молчания.

Факт отбывания наказания, как правило, скрывается от родственников и соседей», – пишет Елена Омельченко.

В результате вокруг женских колоний не существует таких плотных сетей поддержки, как вокруг мужских.

«Жены и подруги заключенных образуют локальные межрегиональные сети взаимопомощи, психологической и информационной поддержки, часть из которых существует благодаря развитым сетям интернет.

Именно жены (партнерши) представляют собой наиболее активную и конструктивную силу, которая поддерживает мужчин и может повлиять на их положение», – рассказывают исследователи.

Социальная изоляция – в нагрузку к горю

Помощь заключенным родственникам представляет собой тяжелую ношу, как в психологическом, так и в финансовом плане.

Так, например, процесс свиданий с заключенными вынуждает родственников не только выстаивать долгие часы в очереди, но и проходить через множество унизительных процедур, которым способствует также то, что пенитенциарная система в России является частью советского репрессивного наследия, распространяющегося, в том числе, и на отношение к семьям осужденных.

Однако не только поддержка заключенных и столкновение с зоной выматывает семьи, но и социальная изоляция, в которой они автоматически оказываются. Исследования подтверждают, что многие люди из окружения, соседи и сослуживцы таких семей предпочитают поддерживать изоляцию и стигматизацию семей заключенных, и противятся каким бы то ни было контактам с ними, отметили авторы книги.

По сути семьи заключенных становятся не только аутсайдерами в обществе, но и своего рода сопреступниками. Они, как отмечает Омельченко, могут «ассоциативно обвиняться» в преступлении, совершенном родственником.

Семьи заменяет государство

При этом родственники заключенных выполняют очень важные функции в системе исполнения наказаний. «Жены и матери заключенных, по сути, берут на себя функции государства, начиная с обеспечения мужей и сыновей и заканчивая помощью колониям, когда, например, родственники делают в колониях ремонт», – комментирует Елена Омельченко.

В книге описаны эффекты включения женщин-родственниц в тюремную машину. Авторы рассказывают, как женщины интерпретируют эту «машину», видоизменяют, переоформляют.

Исследователи приходят к выводу, что в условиях репрессивной дегуманизированной системы наказания, женщины и семьи сидельцев выполняют роль «очеловечивания» и поддержания человеческого в восприятии сидельцем себя, в отношениях с персоналом колонии, самой системы.

Большую роль семьи играют также в социальной реабилитации бывших заключеных и профилактике рецидивов.

*В книгу включены статьи и работы профессора, руководителя директора ЦМИ НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Елены Омельченко, научного сотрудника ЦМИ Надежды Нартовой, старшего научного сотрудника ЦМИ Гузель Сабировой, старшего научного сотрудника ЦМИ Наталья Гончаровой, доктора наук Университета Оксфорда Елены Кац, профессора Университета Оксфорда Пэллот Джудит.

См. также:

Прокурор, судья и обвинительный уклон
Бедность превращается в позор
Статус подсудимого влияет на приговор
Сегрегация ведет к снижению доверия в обществе

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 11 марта, 2015 г. Социология правоохранительная система семья судебная система

на IQ.HSE

Источник: https://iq.hse.ru/news/177665650.html

Девять рассказов. «Прямая линия» для матерей и жен невинно осужденных

Матери и жены осужденных

«Сфабрикованного опознания с предварительным фотографированием оперативниками на свой мобильный телефон оказалось достаточно, чтобы осудить моего сына Бориса на девять лет колонии строгого режима.

Ни одного другого доказательства его участия в разбойном нападении нет. Все жалобы в прокуратуру, СК, МВД остаются без ответа, вернее, [идут] формальные отписки. Точно так же реагирует аппарат президента — если суд вынес приговор, значит, это уже бесповоротно.

Больше никто никоим образом повлиять на приговор не может».

33-летний Борис Атаев признан виновным по пункту «в» части 4 статьи 162 УК (разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего) и осужден на девять лет в колонии строгого режима.

По версии следствия, Атаев с группой, состоящей из четырех-шести человек, совершил разбойное нападение на гражданина США 9 декабря на Садово-Черногрязской улице в Москве.

Родные уверены, что в тот момент он находился в подмосковной деревне Соболиха.

Анна Шмелева, супруга Александра Ионова, дело 1-8/2021, Химкинский городской суд

«Я полностью уверена в его невиновности. Дело сфабриковано на основании одного ложного доноса и одного сфабрикованного полностью вещественного доказательства. Мы ничего не хотим, кроме объективного, независимого пересмотра. Пересмотрите дело — вы во всем убедитесь сами. Доказательств [невиновности] — достаточно».

50-летний инженер-электромеханик Александр Ионов отбывает наказание по обвинению в однократном сексуальном контакте с несовершеннолетней двоюродной сестрой. Приговор в отношении него отменялся дважды, в том числе решением кассационного суда.

Последний раз Химкинский районный суд приговорил его к трем с половиной годам лишения свободы, признав виновным по части 1 статьи 134 УК (половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста).

Защита настаивает, что у него есть алиби, а у матери потерпевшей, риелтора, по заявлению которой было возбуждено дело, был мотив оклеветать мужчину — в случае устранения Ионова и его больного брата потерпевшая стала бы наследницей двух квартир, принадлежащих матери осужденного.

Марина Антонова, мать Карины Поздняковой, дело 353307, Черемушкинский суд Москвы

«В стране сложилась порочная практика фальсификации уголовных дел, и инструментом стала 228-я статья, которая стала народной. Мою дочь осудили по оговору наркозависимого лица. Адвокаты не могут обеспечить защиту, гарантированную Конституцией».

В 2014 году 34-летнюю Позднякову приговорили к восьми годам колонии по части 3 статьи 30, пункту «б» части 3 статьи 228.1 УК (незаконный сбыт психотропных веществ в значительном размере). Мать Поздняковой уверена, что женщину осудили в результате провокации оперативников ФСКН.

По ее словам, в 2014 году девушке стала звонить старая знакомая и просить купить для нее амфетамин, поскольку та «попала в беду» и ей «очень плохо». Позднякова не соглашалась несколько дней, но в итоге все же купила сверток через закладку. Ее задержали на месте.

Позже выяснилось, что старая знакомая в то время находилась под подпиской о невыезде. Ей дали условный срок.

Галина Артюх, мать Александра Артюха, дело 700497, Нагатинский суд Москвы

«Мой сын, Артюх Александр, шестой год сидит в тюрьме только потому, что стало возможным убийце, настоящему убийце, оплатить свою свободу. Шестой год мы обиваем пороги СК и прокуратуры, мы ничего не можем сделать.

В уголовном деле нашем существует видеозапись совершения убийства. На этой записи видно, кто на самом деле убийца, и видно, что мой сын ни при чем. запись следствием утеряна.

Та запись, которую получили адвокаты по адвокатскому запросу, не признается вещественным доказательством. Мы ничего не можем с этим поделать. Парень сидит».

В 2013 году 26-летнему спортивному тренеру Артюху дали 11 лет строгого режима, признав его виновным по части 1 статьи 105 УК (убийство).

По версии следствия, пьяный Артюх стал свидетелем конфликта между его братом с приятелем и компанией незнакомцев, после чего, желая оказать им помощь, пырнул одного из них ножом.

Сам осужденный утверждает, что был трезв, не применял оружие и лишь пытался оттащить брата от нападавших.

Виктория Авдеева, мать Михаила Авдеева, дело 1-150/2015, Савеловский суд Москвы

«Мой сын – юрист московской юридической компании. 31 мая 2013 на Ленинградском проспекте на него было совершено нападение группой кавказцев.

На расстоянии примерно километра, на Нижней Масловке, был обнаружен труп повара-заготовщика из Таджикистана в торговом павильоне. Следствие не придумало ничего лучшего, как обвинить моего сына, который был ранен, в том, что якобы это он совершил убийство.

Все улики, все доказательства следствием скрывались, прятались. Записи видеонаблюдения, отпечатки пальцев спрятаны».

Авдеев был признан виновным по части 1 статьи 105 УК (убийство) и приговорен к 12 годам лишения свободы. По версии следствия, в ходе внезапно возникшего конфликта Михаил нанес не менее 14 ножевых ранений ранее незнакомому ему гражданину Таджикистана, работавшему в павильоне у Савеловского вокзала.

Однако доказательств конфликта следствие не представило, утверждают его родственники. Родные Михаила со ссылкой на экспертные данные в материалах дела утверждают, что повар на Нижней Масловке был убит намного раньше, когда Михаил находился в клубе, в компании друзей, после чего он сам подвергся нападению на Ленинградском проспекте.

В судебно-медицинской экспертизе обнаружены поддельные данные, на которые суд закрыл глаза, уверяют родственники.

Мария Соловьева, жена Евгения Соловьева, дело 297083, Троицкий суд Москвы

«Мой муж, Соловьев Евгений Михайлович, обратился к адвокату Сулим Ольге Николаевне. У него был вопрос по возврату нашей собственности. Адвокат Сулим предложила ему получить доверенность от человека, который оформил на себя нашу недвижимость. Мы согласились. Адвокат Сулим выдала ему фальшивую доверенность, по которой была переоформлена квартира.

По делу адвокат Сулим проходит как свидетель, несмотря на то, что именно она организовала получение этой фальшивой доверенности. В ее группу входили еще два адвоката и два следователя Следственного комитета Чертановского СО.

Я считаю, что эта вся группа не привлечена к уголовной ответственности и избежала наказания, потому что, как говорила Сулим, ее папа лечит всю Генпрокуратуру».

Евгений Соловьев — ученый-химик, который занимался мембранными технологиями и очисткой металлов. Его обвиняют в подделке документов для оформления собственности на квартиру. Как рассказывают адвокаты Соловьева, проблемы начались у него из-за того, что он дал 6,5 млн рублей на покупку квартиры своей дочери и ее молодому человеку.

Квартиру молодой человек оформил на себя, а вскоре оказался в СИЗО — его обвинили в том, что вместе со своей официальной супругой он организовал убийство ее бывшего мужа и всей его семьи. Соловьев обратился к адвокату, которая пообещала взять у арестованного документы о передаче права собственности на квартиру — однако документ, который она принесла, оказался поддельным.

Сейчас химик находится под подпиской о невыезде.

Ася Исаева, мать Тимирлана Цацаева, дело 163100, Никулинский суд Москвы

«На моего сына, Цацаева Тимирлана, золотого медалиста одной из московских школ, студента Финансовой академии при правительстве Российской Федерации, сфабриковано уголовное дело. Он осужден и отправлен в колонию на пять лет.

Потому что некий полицейский, у которого мама работает в главном следственном управлении, потерял удостоверение. И только поэтому мы не смогли доказать. У нас один-единственный свидетель — это потерпевший полицейский. Больше никаких свидетелей нет.

Но в деле есть два жителя Узбекистана, которые совершили это преступление. Их не ищут, не допрашивают. Я прошу, помогите, пожалуйста, разобраться в моем деле».

Цацаев и его знакомый Аслан Катауров получили по пять лет и месяцу колонии в марте 2021 года, суд признал их виновными по статье 162 УК (разбой). По версии следствия, в сентябре 2014 года молодые люди напали на полицейского в штатском и похитили его служебное удостоверение.

Оба дали признательные показания, однако позже заявили, что совершили самооговор под пытками.

Защита настаивала, что потерпевший полицейский потерял удостоверение, когда гулял с проституткой, а вину списали на Цацаева и Катаурова, поскольку они были задержаны в ту же ночь, когда проехали под шлагбаумом перед главным зданием МГУ.

Раиса Кера, дело 1-742/2021, Зюзинский суд Москвы

«Я, многодетная мать, работая в жилищной системе в районе Южного Бутова, оказалась привлечена к уголовной ответственности. Незаконно. По 322-й статье. Это организация незаконного пребывания иностранных граждан в Российской Федерации.

Причем наш трудовой коллектив был объявлен оперативными работниками, следствием и судом Зюзинским как ОПГ. Я сейчас нахожусь под условным сроком два года. Причем руководство нашей конторы осталось вообще ни при чем. Даже не прошли по этому уголовному делу.

Я считаю, что дело в отношении меня незаконное. И я хочу справедливости».

Кера устроилась работать техником по благоустройству в жилищно-коммунальную службу. Через некоторое время на нее и еще шестерых сотрудников участка жилищной конторы завели уголовное дело по пункту «а» части 2 статьи 332.

1 УК (организация незаконного пребывания иностранных граждан в РФ, совершенная организованной группой). Женщина получила год и 10 месяцев условного лишения свободы.

Сама Кера говорит, что не подозревала о проживании на участке «нелегалов», а вину за это должны нести начальники коммунальной конторы.

Марина Тихонова, мать Павла Тихонова, дело 42723, Химкинский городской суд

«Мой сын Тихонов Павел осужден на 14 лет строгого режима, пятый год уже сидит. Из представленных доказательств ни органами предварительного следствия, ни судом [не было предоставлено истинных доказательств].

Сплошные отказы на ходатайства. Сплошные отказы по 125 [УПК — порядок подачи жалоб]. Мы хотим добиться права на справедливое судебное разбирательство. Пожалуйста, помогите. У нас дети, которым нужен отец.

Двое несовершеннолетних детей».

Найти информацию по делу Павла Тихонова в открытых источниках не удалось.

Источник: https://zona.media/article/2021/06/15/nevinno

«Любовь на зоне»: заключенные рассказали, как строят отношения с женщинами

Матери и жены осужденных

Они умело плетут любовные сети и попадают прямо в сердце, такого мнения об осуждённых ловеласах многие читинки. Возможна ли безграничная любовь в местах лишения свободы? И так ли корыстны отбывающие наказание претенденты в мужья? – специально для «Гуранка.ру» выясняла Яна Легун.

Живёт ли в сердцах осуждённых любовь? – с этим вопросом я отправилась в исправительную колонию №4. Мой приход заранее согласовали с начальством, выписали мне пропуск. Так называемый жилой корпус отделяли с десяток зарешёченных дверей.

После тщательного досмотра, с блокнотом и ручкой в руках я шагнула на территорию колонии. Цепкие взгляды осуждённых, среди которых многие «сидельцы» с десятилетним стажем,  кажется, ослепляли. «Здравствуйте» – «Здравствуйте» – дружно приветствовали меня словно долгожданную гостью.

 Пара этажей, несколько дверей и я на месте. Для бесед с заключенными  начальник отдела по воспитательной работе гостеприимно предоставил свой кабинет. Стук в дверь не заставил долго ждать. Желающие рассказать о себе приходили один за другим.

Каждый говорил со мной по-разному, по-разному отвечал, смотрел, каждый принёс свою историю, о двух из которых я расскажу подробнее.

Брак – пропуск к свиданьям

Владимир Лазарев, осуждённый, 30 лет

Представляется по имени отчеству, ведёт себя застенчиво. Спрашиваю, можем ли поговорить о личном? «Не против»,  –  начинает отвечать односложно Владимир.

Рассказывает, что за решёткой провёл в общей сложности шесть лет, а через шесть месяцев должен увидеть долгожданную свободу. Говорит про свою Ольгу, с которой недавно поженились. «Свадьба», если это можно так назвать, проходила прямо в ИК.

  После  молодым дали трое суток свиданья. Потом жена  стала приезжать регулярно.

В колонии к осуждённым пускают только близких родственников, дамам сердца без штампа в паспорте пройти сюда сложно. Регистрация брака открывает двери для свиданий.  Владимир говорит, Ольгу знал давно – вместе учились.

Молодая женщина обзавелась семьёй, было несколько мужей, некоторые из которых так же, как Владимир, сейчас отбывают наказание. Есть  5 детей. Жить вместе с ними и планирует мужчина. Про чувства не распространяется.

       

Спрашиваю,  некоторые осуждённые «вешают» девушкам лапшу на уши, чтобы познакомиться, а бывает противоположное? Улыбается. Говорит: «Девушка от нового мужа может разочароваться, а он-то что, сроки-то большие…».

Любовь как лотерея

Алексей, осуждённый, 43 года

Прощаемся с Владимиром, на его место садится Алексей. Разговорчивый, умно рассуждает, говорит, что любит читать. Рассказывает про свою избранницу.

«Никто не застрахован от обмана. Здесь мы все хорошие, а на свободе можем быть другие. С другой стороны, знаю массу ситуаций, когда люди познакомились в колонии и после освобождения мужчины они  продолжили жить вместе, хорошо живут и по многу лет. Есть и другие истории.

Недавно у нас один женился, жена ему говорит, напиши на меня доверенность, я квартиру твою продам, а больше куплю. Он написал. Ни жену, ни квартиру с тех пор не видел. Обмануться можно как здесь, так и на воле. Любовь – это лотерея. Кому-то в ней везёт, а кому-то нет».

– А как чаще осуждённые женятся – по любви или расчёту?

– Есть такой фактор, как одиночество. Человеку всегда надо поговорить с кем-то по душам. Здесь  есть психолог, но к нему же не будешь каждый день ходить, нас много, а  он один. Для этого и нужен свой человек.  Вообще, я считаю, три основных аспекта браков в колонии: физиологический, психологический и духовный.

Для Алексея психологический и духовный – совершенно разные составляющие. Смысл последнего из его уст до конца мне не удалось понять. Зато про свои отношения с женщиной он объяснил довольно понятно:

– Это молодые «женятся глазами», а более зрелом возрасте брак заключаешь уже с тем, с которым интересы совпадают, можно поговорить по душам. Я женился именно на такой женщине. Нам по 43 года, мы до этого знали друг друга. Дети у нас выросли.

– То есть детьми вы уже обзавелись, вам уже не надо, – с шуткой уточняю я.

– Почему не надо! Сына надо. Но я пока не загадываю. Рано ещё про это говорить. Если не получится родить, мы усыновим или внуков нянчить будем. Сельским хозяйством решили заниматься, в деревню переехать, на свежем воздухе ребёнку будет хорошо.

С Алексеем мы разговаривали дольше всех. Поведал он,  за что сидел, рассказал и про прошлые свои правонарушения. Говорит, когда первый раз попал в колонию – не осознал ничего. Вскоре после выхода из неё получил ещё один уже больший срок, тогда задумался.

Говорит, обратно не собирался, но так случилось, что убил отчима, который избивал мать. Посадили на 9 лет. Из них сейчас прошло уже 2 года.  Алексей надеется, что сможет освободиться раньше срока.

Про женщин и, в том числе, про свою маму, говорит: «У каждой есть своя лебединая песня, каждая выбирает сама себе мужчин, а женская логика порой логике не поддаётся».

Весточка из далёких мест

После беседы с осуждёнными, спрашиваю сотрудника колонии, который присутствовал при разговоре. «Всё ли правду говорят?». Смеётся,  – «Ну, почти».

Сотрудники колонии, которые годами работают с осуждёнными, отмечают, что отношения у них с читинками складываются по-разному. Одни знакомятся с женщинами просто, чтобы скоротать время, но  есть и те,  которые к отношениям  относятся искренне.

Отбывающим наказание не запрещено давать объявления в газетные разделы «знакомство». 

Арифметика любви за решеткой

  • Один раз  в день тем, кто ведёт себя примерно, разрешено звонить по 15 минут. 
  • В месяц из колонии численностью 169 осуждённых совершается более 2000 тысяч звонков. Сотни писем словно птицы разлетаются по краю.
  • За один год  в лечебно-исправительном учреждении заключаются 10 браков.

Источник: https://relations.guranka.ru/muzhchina-i-zhenshhina/lyubov-na-zone-zaklyuchennye-rasskazali-kak-stroyat-otnosheniya-s-zhenshhinami

Все о легальности
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: